Утиная охота: через 35 лет моей жизни
«Утиная охота» Вампилова — саундрама Панкова в театре Калягина — это шедевр. Восхитительный парад визуальных, звуковых, игровых и смысловых «аттракционов», каждый из которых неожиданен, оправдан и попадает.
Наслаждаясь этим практически идеальным спектаклем, вспомнил также немало интересного…
Впервые я смотрел «Утиную охоту» ещё до начала своей театральной карьеры в 1980, в легендарной Рижской Русской драме, в постановке Каца с покойным Сиговым в главной роли. Это был один из первых «настоящих спектаклей» в моей биографии, и я помню его в подробностях до сих пор.
Следующую «Утиную охоту» я увидел только сейчас, через 35 лет. Это спектакль по той же пьесе, с тем же текстом, о тех же 70-х — но это абсолютно другое действо, в иной современной эстетике, с другими смыслами и совершенно иным главным героем — виртуозным Пахомовым. И я другой, и цепляет меня уже другое.
Впервые я смотрел спектакль Панкова «Док.тор» в том ещё старом Театре. док, и снова до сих пор помню его в подробностях. Это был лучший спектакль Театра. док из всех мной увиденных, открывший для меня спектакли этого нового направления. Через много лет я заново открываю для себя через «Утиную охоту» и самого Панкова, и его саундраму, и театр Калягина.
Я заново открыл для себя Вампилова, которого уже считал автором «прежних времён». И вдруг его текст заиграл по-новому: из него посыпались афоризмы, новые смыслы, и это оказалась трагически-смешно сейчас. Неожиданно возник Венечка Ерофеев. Я почувствовал связь вампиловского Зилова в «Охоте» и ерофеевского Венечки в «Петушках»: и образы Невесты, и алкоголизм, и тоскливые метания героев, и безысходность того, что происходит — как будто тогда, на закате советской эпохи, в воздухе это носилось и вырвалось одновременно, а теперь проявилось (вспомнил и «Вальпургиеву ночь» в Ленкоме) после их смерти сейчас в десятых нового века…
Made on
Tilda