О пошлости
В какой момент человек незаметно переходит ту границу, когда становится пошлым или проявляет дурной вкус?
Самые неприличные и откровенные темы могут обсуждаться не пошло, а самые приличные и возвышенные — источать пошлость. Пошлость возникает и проявляется где угодно: и в искусстве, и бытовой жизни, и «духовности», и политике… Она зависит не от идеологических предпочтений или тем высказывания, а от того, как это делается.
Например, когда кто-то из моих знакомых употребляет такие выражения: «либерасты» или «пиндосы», «ватники» или «фашисты», «Путен» или «Путин — хуйло», «москали» или «бандеровцы», «Гейропа» или «Рашка» и прочее подобное — они что не понимают, не чувствуют, что они сейчас пишут пошлость и проявляют дурной вкус? В области же искусства или секса эта грань ещё тоньше…

Когда же возникает пошлость:
когда используются банальности — штампы, ярлыки и общепринятые установки,
когда проявляется самодовольство — серьёзно относишься к себе, своей идее или даже к своему юмору,
когда форма выражения явно примитивнее темы (и это не осознаётся) или неудачно оказывается «между жанрами»,
когда возникает перебор и связанная с ним неорганичность, часто проявляющаяся в повышенной значимости того, что делается и говорится…
Кратко я определю её так: «Пошлость — это самоуверенное выражение банальности».

Но определять теоретически пошлость сложно и спорно. Я её чувствую. Иногда, до боли и лёгкой тошноты, скованности мышц и невольно проявленной мимике лица. Некоторые же, как я убеждаюсь, это не чувствуют.
Поэтому «Нет ничего пошлее, чем борьба с пошлостью» — писал Лев Рубинштейн, но что делать, когда с ней встречаешься?

Made on
Tilda