В поисках рая
осмотрел в один день, друг за другом, два фильма о рае и поиске его: «Рай» Кончаловского и «Молчание» Скорсезе. И там, и там герои говорят о «рае». Два противоположных по стилистике и сюжету фильма, абсолютно разные исторические эпохи и места. А поиски — одного. И там, и там -долгое молчание неба, жертвенность и решающий голос бога.
У Кончаловского это стильно и аскетично, холодновато, но человечно. Правда, финал мало мотивирован и возникает идея…
У Скорсезе — красочно и художественно, но искусственно и скучно. В финале исчезает идея и возникает человеческое сомнение…
И тут всплыл в памяти третий фильм. Захотел пересмотреть давнее, перекликающееся с «Молчанием», действительно страстное и живое «Последнее искушение Христа», в котором соединились эти темы и достоинства стилей, как образец соединения художественности и правдивости, божественности и человечности, идеи и самой жизни
Made on
Tilda