Оптимизм, пессимизм, реализм
Исходя из того, что удовольствие — это смысл жизни, а также то, что определяет её движение (вспомните предыдущие части этого эссе), я выбираю «жизнь» и «удовольствие» как мои две главные ценности.

Да, жить — это самое главное. Ничего важнее самой жизни быть не может. Поэтому жить нужно как можно дольше, а по возможности и вообще не умирать, а если уже и прекращать жизнь, то только по своему выбору, достоверно зная, что «там» есть точно что-то получше. Если нет жизни, если я уже не живу, то вообще понятия «удовольствие» и «боль» уже бессмысленны, как и все другие ценности и цели. Их просто уже нет, если нет меня — чувствующего и осознающего это.

Но жить, не получая удовольствия от жизни, а тем более, страдая и мучаясь, тоже бессмысленно. Зачем такая жизнь нужна? Быстрее бы эти мучения или скука закончились. То есть жизнь без удовольствия тоже теряет и смысл, и ценность. И поэтому именно жить — как можно дольше и по возможности бесконечно — и жить с удовольствием — это наша основная цель, и ею измеряется и проверяется всё, что мы делаем.

Конечно, по любому, жить — это лучше, чем не жить. Но нам с вами этого мало — мы ещё хотим и жить хорошо. А для этого стоит выбрать как воспринимать ту несовершенную жизнь, которая уже есть и нас окружает.

Принято выделять два основных подхода к жизни: оптимистический и пессимистический. И считается, что лучше на свете живётся оптимистам, чем пессимистам. И потому оптимизму приписывается однозначно положительное значение, пессимизму — отрицательное. Когда человеку нравится эта жизнь, страна, происходящее в ней, он её хвалит — оптимист. Когда не нравится, и он это критикует, ругается, хочет менять — пессимист. Вроде бы так, но…

На шкале пессимизм — оптимизм примерно посредине я бы поставил ещё одну веху — реализм. При этом, абсолютно чистых оптимистов и пессимистов я доселе не встречал: каждый к чему-то пессимистично настроен, к чему-то — наоборот. А чистый реализм не возможен, так как всегда присутствует наша оценка реальности и фактов, и мы придаём им в любом случае значение со знаком плюс или минус — нравится или не нравится. В целом, все мы находимся на этой шкале где-то между реализмом — пессимизмом или реализмом — оптимизмом, в разной степени приближения к тому или другому.

Сначала рассмотрим оптимизм или пессимизм в максимальном их проявлении. Сравнение с тем, как человек относится к стакану, мы не используем, так как многократно и бездумно повторённое это уже стало пошлостью. Да и мало что объясняет.

Важной чертой и показательным отличием оптимизма от пессимизма является не сколько постоянно радостное лицо, а отношение к удачам и неудачам. Оптимист в случае удачи преувеличивает её значение, распространяет её во времени и пространстве и приписывает её себе и своей вере. У пессимиста наоборот: он значение удачи преуменьшает, сужает или обесценивает её во времени и пространстве, а также минимизирует своё значение в том, что произошло. Например, оптимист нашёл деньги, и говорит себе: «Во! Как мне всегда везёт! Это уже не первый раз. Помню, не так давно, когда я был школьником, тоже монетку нашёл. Мне всегда и везде так везёт. И это не просто деньги — кстати, сумма приличная — а знак судьбы! Я — молодец — внимательно смотрю под ноги и многое замечаю». Пессимист: «Деньги-то нашёл, но это бывает так редко! Мне почти никогда и нигде не везёт. Найти не находил, а вот терял — да! Да и что это за деньги? На них ничего и не купишь. И я тут ни при чём — так обстоятельства сложились, просто кто-то потерял. Что легко пришло, так же легко и уйдёт». Догадываетесь, кто из ни получит больше удовольствия в этой ситуации?

В отношении неудачи, наоборот, оптимист её преуменьшает, делает ничтожной во времени и пространстве, снимает с себя ответственность за это, и побыстрее забывает. Пессимист — преувеличивает, разворачивает во времени пространстве, обвиняет себя или других, и долго помнит. Например, человек на своей машине въезжает кому-то в «зад». Оптимист: «Ну, ничего. Главное я цел, а остальное — чепуха. И не всмятку ведь. Только лёгкая царапина. Со всяким бывает. Всего лишь второй раз за полгода. Так обстоятельства сложились, было скользко, я не мог это предвидеть. Ладно, что у нас ещё сегодня?» Пессимист: «Ничего себе! Вот влип! Машина разбита. И руку еще лечить. Всегда так со мной. Постоянно. Уже второй раз всего лишь за полгода! Ну, куда я смотрел? Что же это я? А он чего так резко тормозит? Настроение испорчено надолго». Понятно, кто из них будет больше страдать?

А ведь всё дело только в интерпретации события. Целью первой является получить удовольствие или минимизировать страдания, второй — пострадать и, возможно получить удовольствие от самих страданий.

Да, в оптимизме есть очевидные плюсы. Ему свойственно замечать в окружающем мире или в определённом явлении только хорошее, интерпретировать происходящее как «всё к лучшему», а значит, у него больше возможностей для получения удовольствия и меньше страданий. Но при этом есть и реальные опасности. Во многом, оптимизм — это результат воображения. И в сильном варианте — веры и самовнушения. А это может серьёзно расходиться с самой жизнью. Так оптимисты нередко утверждают следующее: «Со мной ничего плохого произойти не может», «Я никогда не заболею, если не буду думать о болезнях», «Если очень хочется — то так обязательно и будет», «Если я верю в себя, то всё получится», «Наши мысли материальны — что представишь, то и будет» … Они основываются на своих верованиях, убеждают себя и окружающих в правильности того, что они придумали, любят фильм «Секрет» и аффирмации… и в результате не замечают реальных опасностей, игнорируют предупреждения, не обследуются вовремя и не лечатся как следует, рискуют без подстраховки, лезут, куда не надо, отрываются от реальностей жизни и, как следствие, не имеют нужных защит и профилактик, и это обрывает и укорачивает их жизнь.

Опасность крайнего оптимизма ещё и в том, что представления о жизни часто не совпадает с самой жизнью, выдавая желаемое за действительное. До поры до времени оптимист игнорирует это, заменяя реальность своим воображением и своим хотением. Но рано или поздно он сталкивается с этим несоответствием, и это может быть очень больно. И как откат, приходит разочарование и обратная реакция — крен в пессимизм. «Всё не так, как я хотел!» К сожалению, ни сердечно-сосудистые заболевания, ни рак, ни аварии не щадят ни оптимистов, ни пессимистов — об этом говорят, как статистика, так и жизненные факты. И если человек убегал от этой реальности, убеждая себя, что его светлые мысли и думанье о хорошем — это панацея от болезней и опасностей, то у него большая вероятность, чем у пессимиста, пропустить нужный момент, когда надо было быть мнительным и бдительным

Оптимизм для пользы дела лучше уравновесить. Освободить от «верую во что бы то ни стало», от «несмотря ни на что», от детского «хочу — значит так и будет» и дополнить реализмом, внимательным к самой жизни и к тому, что происходит в ней: «бывает по-разному» и «меня не всё устраивает». Заземлить, если улетел в небо. Замечать трудности и недостатки, грязь и несовершенства, опасности и предупреждения, и делать что-то для изменения или исправления этого, критиковать и бороться. Но делать это не страдая, а получая энергию и удовольствие от того, что делаешь. Например, азарт борьбы и интерес созидания — это тоже мощный источник удовольствия. А ненависть к врагу или обида на несправедливость — страдания. С какими чувствами это делается — вот в чём вопрос. Поэтому те, кто критикуют власть или действительность, далеко не всегда пессимисты, ловящие «кайф» от того, что всё плохо (есть и такие). Нередко это как раз реалисты, и если они что-то делают для изменения ситуации, то «оптимистичные реалисты», раз они надеются победить, сделать то, что хотят, и получить и от процесса (особенное если они делают это весело), и от результата (если он реален) удовольствие.

И ещё полезно понимать, что не всегда жизнь такая, как нам сейчас хочется, и не все наши желания можно исполнить здесь и сейчас. И отказ от героизма «во чтобы то ни стало» как раз даёт свободу маневрирования. Мне не нужно веровать или убеждать себя, что «должно быть именно так». Я могу свободнее менять в этой жизни свои желания и действия, отказываясь от тех, которые могут привести к неудовлетворённости и боли, в пользу тех, которые сейчас могу исполнить и получить за это эмоциональную награду. И я могу осознанно переключать внимание, выбирая то, сейчас реальнее сделать и от чего реальнее получить удовольствие.
Поэтому мне ближе «оптимистичный реализм» или «реалистичный оптимизм», так как он в большей мере, чем крайний оптимизм, а тем более, пессимизм, способен и продлить мне жизнь, и наполнять её разнообразными удовольствиями. Ради чего? Ради поучения новых удовольствий от жизни. Так мы решаем наши две ключевые задачи: жить как можно дольше и жить с удовольствием.
Впереди — другие темы о удовольствиях и страданиях, а также, конечно, о радости и счастье.
Made on
Tilda