Write Close
Close
Telegram
Прощай, двадцатый век
Бертолуччи — это образ и символ кино. Того кино, которое меня поразило и возбудило, которое я любил и ждал, которое сформировало меня как зрителя, вдохновляло как актера и режиссера, того кино, что сносило границы и показывало пути. Кино сексуальное, смелое, наполненное любовью к жизни. Кино, которое было и остаётся для меня настоящим великим Кино. Бертолуччи — это прежде всего молодое дерзкое и трагичное «Последнее танго в Париже», эпохальный и образный зрелый «Двадцатый век», потрясающий и говорящий со мной лично обо мне «Под покровом небес», мудрый прощальный взгляд на молодость «Ускользающей красоты», и не о чем не жалеющие «Мечтатели» …

Бертолуччи — это моя молодость и зрелость. Это мои любимые актеры — молодые и соблазнительные. Это музыка, при звуках которой я улетаю в созданный им мир. Это обо мне. Это мой режиссер. Моего времени. Самый важный и влиятельный кинорежиссер ушедшего Двадцатого века, создавший главный и полнее всего выразивший его иллюзии, надежды, романтику и боль фильм с одноименным названием.
Вместе с ним уходит этот век — в кино и жизни. Уходит моя молодость и надежда, что мы ещё встретимся в новом веке, под покровом новых небес.

Прощай, Бернардо Бертолуччи. Прощай, мой Двадцатый век.