Write Close
Close
Telegram
Теория и/или жизнь
Примеры того, как жизнь тут же разрушает созданные или поддержанные мной теории и идеи. Как только я решил, что иммигранты — это угроза европейской культуре, как черный, родом из Мозамбика, парень Джошуа раскрыл для меня классическую и современную культуру французского Нанта.

Как только я решил, что революция в Украине — это путь к свободе и демократии, местная власть и патриоты стали вытворять такое, что мои иллюзии тут же развеялись. Но как только я стал приходить к выводу, что в родной Украине — дела плохи, так сразу, приехав туда, встретил замечательных людей, не опускающихся руки, не заражённых агрессией, и увидел красивые и ухоженные улочки, города и вкусные кафешки.

Как только я стал явным поклонником западноевропейского пути развития, так стал бродить по европейским городам в тщетной надежде поесть днём в удобное для меня время и ужасаясь местным ценам и отсутствию интернета. Но как только я стал разочаровываться в Западе, мне тут же предложили очень интересный тариф с кучей гигабайтов, и вечером я очень вкусно поел с местными друзьями.

Как только я решил, что натуризм — это будущее человечества, и я более никогда не оскверню свое тело атавизмом — позорными тряпками на бедрах, как обнаружил, что вокруг меня на пляжах одни старики, а молодежь резвится вдалеке в ярких купальниках. Но как только я собрался пожертвовать частями своего тела ради приобщения к современной жизни, как вполне молодые и привлекательные участницы и участники моих тренингов заявились на нудистский пляж, все скинули, и я не пожалел об этом…

Как только я пришел к печальным выводам, что в целом болгары из-за своей истории пассивны и мало креативны, а другие уехали зарубеж или ходят немногочисленно ко мне на тренинги, так я попал на веселую ярмарку в Варне, где с креативностью было все в порядке, и поболее, чем я наблюдал в подобных местах креативной Западной Европы.

Как только мы впали в отчаянье, путешествуя по индийским дорогам, из-за приставучих индусов, грязи и злобных обезьян, а моя жена, плача, сказала: «Я больше здесь не могу» — к нам по тропинке спустился седовласый, весь в белом, старик, улыбнулся и обнял нас, а потом пошел своим путем, ничего у нас не прося, под наши крики: «You are very good man!». Мы воспряли духом и решили, что Индия — это страна таких чудес. После этого мы не встретили ни одного чуда до конца нашей поездки, и местные нас продолжали обманывать.

Как только я решил, что пиво во Франции и Италии пить стыдно, когда там есть такие вина, то сразу захотел пивка, и оно было вкусным и освежающим.

Как только я решил, что лето — лучшее время для занятия своим телом и спортом, как у меня заболело колено, а как только я выбрал йогу, как самую безопасную, то стала ныть подвернутая пол-года назад ступня.

Как только я стал явным оппозиционером нашей авторитарной власти, так стал замечать, что Москва становится все краше и краше, а жить в ней удобней, чем во многих демократических европейских городах…

Как только я решил, что десять лет для машины — это много, и пора менять на новую, чтобы потом не было головной боли, как при покупке выяснилось, что у меня будут проблемы с ее регистрацией и не хватает нужных документов, а мой приятель, поездив на моей старой машине, сообщил мне, что она в полном здравии и лучше кататься на ней. И как только я пришел к выводу, что привычный «старый конь» лучше «неизвестно чего» у нового, как мой поверенный авто стал подозрительно свистеть…

Как только я стал восхищаться европейской толерантностью, ставя ее в пример, как все чаще стал замечать на улицах западных городов грязь и шум в местах скопления приезжих цветных иноплеменников, и сильно засомневался… Но когда я увидел дома реальную нетолерантность и хамство своих белых соплеменников, да почитал пару постов злорадных «гробовщиков» западной цивилизации, то мне снова горячо захотелось обратно в толерантность, какой бы хрупкой и несовершенной она ни была…
И тут я встретил Джошуа…

Как только… Как только я стал замечать подобные парадоксы, то вспомнил, что ведь было и по-другому, и я, возможно, снова стал придумывать новую идею и теорию о жизни…