Write Close
Close
Telegram
Какая Москва сейчас
Я живу в Москве с олимпийского 1980 года. За это время я видел разную Москву. И могу точно сказать, что сейчас она — лучшая из всех мной виденных. Я жил в разных московских эпохах: в образцовой вычищенной для иностранцев социалистической, в нищающей и выживающей последних лет советской власти, в живой демократической и криминально-грязной поповской перестроечной, в «новорусской» аляповатой и диковатой лужковской, в перекопанной и пыльной начала собянинского правления и в нынешней Москве…
Мне есть, с чем сравнивать. Я в ней жил, учился и работал. И всегда ее любил. Но иногда любил как больного ребенка или роди́теля. Я помню, как в конце 80-х — начале 90-х я не хотел в нее возвращаться после путешествия по только что открытым европейским городам, и заболевал в ней в первые дни возвращения, стараясь не выходить из дома на ее грязные и пасмурные улицы. Я помню, как многое мне в ней резало глаз, и как приходилось выживать в ней. Потому что Москва относилась к городам не для жизни, а для выживания. И я много ранее критиковал ее и власти за то, что они с ней делают…

А сейчас я с радостью возвращаюсь в нее после моих путешествий, хожу по ее улицам, окунаюсь в ее потрясающую культурную жизнь, принимаю восхищённых иностранных гостей, фотографирую, посещаю ее бары и рестораны, работаю, любуюсь красивыми и доброжелательными новыми москвичами и ее старой интеллигенцией. Мне есть, с чем сравнивать: не только со старой Москвой, но и с европейскими и американскими мегаполисами, в которых я бываю регулярно. И мне очень нравится то, как Москва меняется, становясь красивым современным и удобным для жизни европейским городом.

Это пишу я, кто уже многие годы в оппозиции к нынешней власти, кто ходит на оппозиционные митинги, кто отстаивает свободу творчества, самовыражения и европейские ценности. Я — космополит. Я критически отношусь к коррупции и авторитаризму, отсутствию политической свободы, реальных конкурентов на выборах и произволу правоохранителей… И потому мои похвалы не объяснить примитивной любовью к Путину или Собянину, патриотизмом или «ватничеством».

Я вижу реальность. Я вижу, что нынешние московские власти, не боясь осуществлять непопулярные меры, которые я сам вначале критиковал, сделали для города, его культурной и бытовой жизни больше, чем все те, кто были до них ранее.
Я понимаю, почему столь разные уважаемые мной люди, разных взглядов, профессий и политических ориентаций, говорят и пишут об этом. Они не ослеплены оппозиционностью и хотят продолжения движения в этом направлении, как и я не желая погружаться в обиды на власть, народ и жизнь, которая идёт не так, как мы задумывали, в мазохистские страдания по поводу ее несовершенства и неправильности. Я хочу создавать в этом городе возможности для удовольствия и творчества и делать, что возможно, в этом направлении.

Поэтому, возвращаясь в Москву и живя в ней, я радуюсь: и бродя по улицам, и спеша на работу, и посещая театры, и участвуя в оппозиционных акциях, и попивая пиво в крафтовом баре, и остаивая свободу творчества, и общаясь с ее симпатичными жителями, и когда пишу свои посты. Я придумываю, как сделать нашу жизнь в этом городе ещё интереснее, свободнее и краше, и потому поддерживаю тех, кто, с любой стороны, делает это тоже.
И, конечно, делюсь этим с вами — нам вместе жить в этом городе, в нашей новой Москве