Write Close
Close
Telegram
Зверь
Я часто путешествую по Балканам и люблю Сербию. Весёлые открытые и гостеприимные люди встречаются мне. На границе, увидев мой паспорт, мне говорят: «Добро пожаловать, брат», и всегда в дороге находится какой-то Николай, который поможет решить возникшие проблемы и, если надо, пригласит в дом.
И меня поражало, что ещё недавно соотечественники этих людей — вероятно, такие же весёлые и гостеприимные — зверски убивали своих соседей, с кем они прожили бок о бок немало лет — боснийцев, албанцев, хорватов, а те отвечали им тем же. Эти же мысли посещали меня часто на Балканах… Как такое могло происходить? Что за помутнение рассудка нашло тогда на них? Я объяснял это себе спецификой истории (турецкое рабство и войны), ментальностью страстных балканских народов, наследием социализма…
Но когда россияне и украинцы начали убивать друг друга или страстно проклинать тех, с кем ещё недавно сидели за одним столом, я понял, что это может происходить с каждым из нас.

В каждом из нас живёт зверь. И если дать ему волю, он, сбросив шелуху культуры, интеллекта и норм общения, начнёт «брать своё», грызть и кусать «чужого», сбиваться в «стаи», гонять «изгоев», стремиться к вожаку или становиться им, когда тот ослабнет, и «загребать под себя»…

Вероятно, некоторые народы и отдельные личности, столкнувшись с этим раньше, ужаснувшись содеянному и увидев глаза этого зверя, насколько возможно, выстроили систему защиты от пробуждения этого чудовища внутри нас. Возможно, через контроль эмоций, возможно, через нормы «политкорректности» и «толерантности», возможно, через законы и систему общей поруки, возможно, через попытки создания общей мульти-культуры… При этом многое из этого нам со стороны кажется порой смешным, избыточным, скучным, нелепым, странным…

Но, может, всё же стоит строить дамбу с запасом, чтобы в ненастье не прорвало? Ведь даже сейчас интеллигентные люди и целые группы, а порой и большинство населения вроде цивилизованных стран, идут порой вразнос, увлекаются звериным порывом, облечённым в «культурные» форма патриотизма, праведности, веры, защиты «своих», нетерпения к «иным» и ненависти к тем, кто нам «угрожает». То есть выпускают этого зверя. Мы это видим вокруг и можем ощущать внутри себя. Зверь силён, при его пробуждении освобождается много энергии, и это увлекает! Но что будет потом? Как мы будем смотреть в глаза того, кого грызли или гоняли, или — в глаза его детей? Если сможем смотреть вообще…

Об этом стоит помнить тем недавним друзьям и соседям, сейчас грызущимся в соцсетях или проклинающих друг друга. И тем, кто никак не может закончить стрелять и начать по-человечески договариваться. И мне, едущему по Балканам, радующемуся жизни, любующемуся природой, отвечающему улыбкой на улыбку симпатичных людей. О звере, дыхание которого ощущается рядом…

P. S. Написано три года назад среди забавных старых могил на сербском кладбище. А вспомнилось в Болгарии у обелиска бессмысленно погибших в балканских войнах начала прошлого века. И затем в Сараево, глядя на фото Сребреницы конца 20 века, и сегодня, читая новости из соседней
страны, где я когда-то родился…
Все актуально. Потому что зверь внутри и среди нас…